“Сеющим войну – не говорить о мире”. Путин, Латинская Америка и Украина

“Сеющим войну – не говорить о мире”. Путин, Латинская Америка и Украина

Война в Украине, идущая четвертый месяц, остается самым обсуждаемым событием во всем мире и во всех странах, и далекая Латинская Америка тут вовсе не исключение. Отношения с Москвой и Киевом, равно как и с Вашингтоном, и российско-украинская война стали, что кому-то может показаться и странным, одной из главных тем, определяющих даже исход нынешних выборов президента далекой Колумбии. Так как российское вторжение в Украину смогло расколоть колумбийское и все латиноамериканское общественное мнение и стать здесь одним из ключевых вопросов во внутренних политических баталиях?

Первый тур президентских выборов, которые уже заранее здесь называли историческими, состоялся в Колумбии 29 мая. Поскольку ни один из кандидатов не набрал 50 процентов голосов, на 19 июня запланирован второй тур. Борьба в нем развернется между двумя кандидатами – 62-летним Густаво Петро, бывшим ультралевым партизаном, и правым популистом 77-летним Родольфо Эрнандесом Суаресом, которого называют “колумбийским Трампом”. Действующий президент страны Иван Дуке, считающийся самым резким критиком Кремля на всем континенте, права баллотироваться на второй срок не имеет – президентство в Колумбии ограничено одним сроком в 4 года.

Этой весной левые силы победили здесь на выборах в Сенат и в Палату представителей, и, по мнению большинства наблюдателей, в Колумбии впервые за много десятилетий появились условия для прихода к власти левого президента. Однако сейчас все может сложиться совершенно иначе. Опросы накануне первого тура показывали, что основная борьба должна была развернуться между кандидатом от левых Густаво Петро (которого поддерживали около 40 процентов избирателей) и его оппонентом от умеренно-правых Федерико Гутьерресом (с поддержкой около 25 процентов). Строительный магнат Родольфо Эрнандес, не представляющий ни одну из традиционных партий, занимал в президентской гонке лишь третье место – за него были готовы отдать голоса не более 15–20 процентов колумбийцев. Однако именно Эрнандес неожиданно вышел во второй тур.

Густаво Петро

Густаво Петро – бывший повстанец, в молодости вступивший в леворадикальную партизанскую группировку “Движение 19 апреля” (“M-19”) и потом ее возглавивший. В юности он был арестован за нелегальное владение оружием и осужден на полтора года тюрьмы, однако ни в каких других, тем более тяжелых, преступлениях он официально не обвинялся. После вошедшего в историю Колумбии вооруженного захвата Дворца правосудия в Боготе в 1985 году Петро использовал свое влияние для организации мирных переговоров между партизанами и правительством, помог в прекращении деятельности “М-19” и с тех пор стал вполне респектабельным политиком.

Сейчас у него весьма радикальная программа на случай победы – в первую очередь масштабная национализация крупных частных предприятий и серьезное повышение налогов на богатых и средний класс. Конечно, такие планы вызывают яростное сопротивление и внутри, и вне Колумбии. В США член Конгресса от Республиканской партии, бывшая известная журналистка Мария Салазар обозвала Густаво Петро “социалистом и террористом”: “Наш президент Байден понятия не имеет, кто такой Густаво Петро. Я скажу вам кто: вор, социалист, марксист, террорист – и при этом возглавляет опросы общественного мнения в Колумбии”. Ее поддержал и правый сенатор-республиканец Марко Рубио, который назвал Густаво Петро “самым опасным для демократии человеком”.

Родольфо Эрнандес

Родольфо Эрнандес

Однако его оппонента Родольфо Эрнандеса, богатого провинциального предпринимателя, позиционирующего себя в первую очередь как агрессивного борца с коррупцией, наверное, можно назвать еще более одиозной личностью. Когда-то давно его отец был похищен партизанами ультралевой террористической группировки “Революционные вооруженные силы Колумбии” (FARC), у которых оставался в заложниках в течение 135 дней. А в 2004 году Хулиана, одна из его четырех детей, была похищена и предположительно убита другими ультралевыми партизанами, из Армии национального освобождения (ELN), – после того как Эрнандес отказался платить выкуп, аргументируя это тем, что остальная часть его семьи подвергнется более высокому риску похищения.

В бытность мэром одного из небольших колумбийских городов Родольфо Эрнандес пытался избивать своих политических противников, заявлял, что многочисленные иммигранты из Венесуэлы в Колумбии – бесполезные паразиты, а венесуэльские женщины – “фабрики по бесконечному производству бедных детей”. В 2016 году и вовсе в прямом телеэфире он договорился до следующего: “Я последователь великого немецкого мыслителя, его зовут Адольф Гитлер”. Позже, правда, он много за это извинялся и всех заверял, что имел в виду Альберта Эйнштейна.

Так какой путь при том или ином исходе выборов изберет Колумбия, в первую очередь во внешней политике? Почему и накануне их, и сейчас в Латинской Америке почти все следят за новостями, связанными с российско-украинской войной, с напряженным вниманием и вовсю обсуждают отношения с Россией, США и Украиной? Обо всем этом в беседе с Радио Свобода рассказывает живущий в Колумбии российский политолог, профессор Университета ICESI в городе Кали Владимир Рувинский:

– Прежде чем мы побеседуем о возможном будущем именно Колумбии в случае победы того или иного кандидата, я задам более глобальный вопрос. Сейчас мир много говорит о новой “холодной войне” и возвращении к временам неопределенного и очень напряженного военно-политического и идеологического противостояния сверхдержав. Насколько это уже отражается на внутренней и внешней политике и самой Колумбии, и в целом всех главных государств Латинской Америки?

– Нужно начать с того, что во времена “холодной войны” Латинская Америка, действительно, была регионом, где сильно чувствовалось противостояние между СССР и США. Если Москва поддерживала здесь какие-то страны и режимы, то Вашингтон стремился уменьшить уровень этой поддержки. Советскому Союзу нечасто предоставлялась возможность завербовать тут новых союзников, но, безусловно, СССР всегда этой возможностью пользовался. Но после окончания “холодной войны”, в начале 90-х годов XX века, и постсоветская Россия полностью потеряла интерес к Латинской Америке, и США, на самом деле, совсем перестали рассматривать регион как приоритетный для своих интересов.

Владимир Рувинский

Владимир Рувинский

Но ситуация начала вновь меняться с приходом к власти в России Владимира Путина. И сейчас цель Кремля – попытаться использовать Латинскую Америку как место, где, грубо говоря, можно крупно насолить США. Но только этим пока все и ограничивается, потому что у России мало средств, которые она могла бы использовать, чтобы добиться здесь каких-то значимых результатов. Говоря о Латинской Америке в наши дни, важно смотреть на Китай. Потому что у Пекина ресурсы примерно для того же как раз есть, и желание тоже. И китайцы медленно, без особой помпы, но начинают затирать США во многих здешних странах – пока в первую очередь как главного торгового партнера.

Цель Кремля – использовать Латинскую Америку как место, где можно насолить США

То есть сейчас мы видим здесь прежнее присутствие США, хотя их влияние стало меньше – но они все-таки здесь заметны, это их, скажем так, “дом”, место, где они живут сами, Америка с большой буквы. Но, с другой стороны, уже есть также и Россия, и КНР – действующие по-разному. Пекин получает больше очков с помощью инвестиций и торговли, а Москва – за счет того, что она помогает некоторым латиноамериканским политическим фигурам чувствовать себя более-менее спокойно на международной арене. Именно повторения как таковой холодной войны пока здесь нет, сущность происходящих процессов немного другая. Но внешне многими это воспринимается как новая “холодная война”. И это именно та причина, по которой США сейчас начинают вновь поворачиваться лицом к Латинской Америке.

– И в этой связи интересна роль Боготы в последние годы. Потому что именно Колумбия, по крайней мере пока, твердо оставалась главным стратегическим союзником США на континенте, имеющим даже статус их “основного союзника вне НАТО”. И главным противником и Венесуэлы, и Кубы, и Никарагуа – а это ведь однозначные союзники, или, что называется, “клиенты” Кремля.

– Безусловно, Колумбия на общем фоне латиноамериканских держав выделяется своим резким неприятием всех действий России и лично Владимира Путина. Это особенно ярко проявилось после начала войны в Украине. На то есть несколько причин. Одна из них историческая. Колумбия давно, после окончания Второй мировой войны (влияние которой на местную политику, историю и самосознание, конечно, проявилось намного меньше, чем где бы то ни было, хотя почти все латиноамериканские государства тем или иным образом также были в ней задействованы), стала одной из стран континента, которые начали вдруг лидировать в развитии отношений с Советским Союзом. Были здесь в конце 1940-х известные громкие события, которые называются Bogotazo, – когда в столице начались массовые протесты (практически сожгли тогда половину города), переросшие в 10-летнюю гражданскую войну. И победившие в этом конфликте правые силы, пришедшие к власти, разорвали отношения с СССР, обвинив Сталина в том, что за теми событиями стояли советское правительство и спецслужбы. А потом была другая гражданская война, более всем известная, которая в общем все еще не кончилась, FARC и иные ультралевые марксистские вооруженные группировки – и их точно десятилетиями поддерживала Москва.

Митинг сторонников Густаво Петро в центре Боготы. 22 мая 2022 года

Митинг сторонников Густаво Петро в центре Боготы. 22 мая 2022 года

Еще один фактор связан с историей не столько отношений с СССР и Россией, сколько с США – почему эта дружба, или союзничество, Боготы и Вашингтона такое сильное? Дело в том, что Колумбия была единственной латиноамериканской страной, которая приняла прямое участие в Войне в Корее в 1950–53 годах. Колумбийские военные сражались там – и это, кстати, все еще накладывает хмурую тень на нынешние отношения Колумбии с КНР. Потому что на стороне Северной Кореи, как известно, воевали китайцы, и если покопаться, то выясняется, что колумбийцы в основном сражались именно с ними. А США именно тогда, благодаря участию Колумбии в войне в Корее, создали этот союз. Колумбийская армия приняла стандарты американского вооружения, американские военные начали заниматься подготовкой колумбийских военнослужащих, и эта история длится уже очень много десятилетий.

Богота с самого начала украинской войны начала очень активно высказывать свое непринятие всего, что там делает Москва

А сегодня у Колумбии проблема в отношениях с Россией связана с тем, что левые силы, пытающиеся прийти сейчас здесь к власти, ассоциируются с таким сектором общего латиноамериканского общества, который заинтересован, по тем или иным причинам, в поддержке Москвы – даже несмотря на то, что Россия творит сейчас в Украине. Поэтому вся эта тема является значимой политически. Ведь Богота с самого начала украинской войны начала очень активно высказывать свое непринятие и гнев из-за всего, что там делает Москва.

Недавно, в апреле, был большой прямо скандал на заседании Совета Безопасности ООН. Уходящий колумбийский президент Иван Дуке рассказывал о том, как проходит мирный процесс в Колумбии, и вдруг российский представитель Василий Небензя на него набросился, видимо, помня его предыдущие высказывания в адрес Путина. Воспользовался этой возможностью и обвинил колумбийского президента во всех смертных грехах. На это Иван Дуке ответил: “Как те, кто сеет смерть, войну и разрушения, тут смеют говорить о мире?! На фоне того, что вы творите в Украине, какое вообще право вы имеете обвинять Колумбию в чем бы то ни было?” Так что Колумбия сейчас, безусловно, воспринимается как первая среди латиноамериканских стран, которая наиболее активно не принимает никакие российские объяснения, связанные с войной в Украине”, – рассказывает Владимир Рувинский.

Еще в апреле, когда Иван Дуке находился в долгой поездке по странам ЕС, он после переговоров с канцлером Германии Олафом Шольцем в эфире телеканала CNN заявил, что Колумбия готова резко увеличить поставку энергоносителей в Евросоюз, в первую очередь угля, нефти и газа, чтобы заменить российское сырье: “У нас одни из самых больших ресурсов в мире, и мы их пока мало используем”. По его словам, его государство также может поставлять в Европу чистый водород.

Политолог Владимир Рувинский также напоминает, что есть и еще один важный фактор, влияющий на отношение колумбийской общественности и нынешнего политического истеблишмента к Кремлю, – проблемы, связанные с Венесуэлой, Кубой и Никарагуа:

“С Венесуэлой у Колумбии вообще нет дипломатических отношений, тамошний режим Николаса Мадуро – это главный раздражитель во всем, что касается внутренней и внешней политики Боготы. При этом Россия, как известно, та страна, которая наиболее активно поддерживает Венесуэлу. А никарагуанский диктатор Даниэль Ортега – это еще один вечный “любимый друг” как Советского Союза, так и сейчас Владимира Путина в Латинской Америке. Ведь с Никарагуа у Колумбии еще и давний территориальный конфликт. Совсем недавно было новое решение международного арбитража, которое оказалось не совсем в пользу Колумбии. И до этого Ортега все время активно искал поддержки Путина, чтобы как-то противостоять военной мощи Колумбии – ведь их потенциал несопоставим. Спор идет о важных островах и акватории определенной части Карибского моря, а у Никарагуа просто-напросто нет даже кораблей, которые она могла бы направить туда, чтобы противостоять тому, что она называет колумбийским экспансионизмом. А Колумбия там держит довольно значительные военно-морские силы.

– Вы согласны с тем, что нынешние латиноамериканские правительства в итоге разделились на две группы в своем отношении к войне в Украине, в соответствии со своими интересами, политическими потребностями и обязательствами, и поддержка ими либо Москвы, либо Киева и западных столиц сейчас стала своеобразным показателем того, что собой они на самом деле представляют?

– Это действительно так, хотя я бы уточнил некоторые детали. На мой взгляд, сейчас, после уже нескольких месяцев, прошедших после начала войны в Украине, многие латиноамериканские страны заняли более выжидательную позицию. Они руководствуются принципом “тише едешь – дальше будешь”. Первоначальный шок, который был у всех после начала российского вторжения, смягчился, и некоторые латиноамериканские партии и лидеры выдвигают идею, становящуюся все более и более популярной – не совсем новую, она довольно долго уже муссировалась здесь среди интеллектуалов левых взглядов, – идею “активного неприсоединения”.

Это не то “Движение неприсоединения”, что существовало во времена холодной войны, а просто тезис, что государства Латинской Америки не должны ориентироваться только на какой-то один полюс силы. Они исходят из того, что у каждой латиноамериканской страны могут быть какие-то свои интересы. Например, Мексике в любом случае было бы очень сложно порвать с США. А вот Чили, у которой давно главный торговый партнер – Китай, может быть, проще ориентироваться на страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Но в целом этот дискурс очень сильно напоминает идею, которую официально продвигает Москва (и которой она оправдывает все, что творит на международной арене), – вот это “создание нового мультиполярного мира”, где имелось бы несколько “центров силы”. И поэтому этот дискурс очень нравится Кремлю, потому что он рассчитывает его использовать в собственных интересах. Хотя здесь есть еще и другие факторы, это такая запутанная геополитическая игра, безусловно.

Демонстрация сторонников Родольфо Эрнандеса. Богота, 29 мая 2022 года

Демонстрация сторонников Родольфо Эрнандеса. Богота, 29 мая 2022 года

К примеру, в Бразилии, где сейчас также активно идет предвыборная кампания и скоро выборы, нынешний президент Жаир Болсонару заигрывает с Москвой не потому, что он особо влюблен во Владимира Путина, и не потому, что они оба, естественно, имеют схожие авторитарные наклонности, а потому что он рассчитывает таким образом заставить изменить отношение к нему США. Потому что у Болсонару очень плохие отношения с Вашингтоном, и Москва им используется именно как раздражитель, который заставил бы Байдена поменять свою политику в отношении Бразилии.

То же самое в случае Кубы. Хотя формально как бы она целиком и всегда за Россию, но если посмотреть вглубь того, что делает Гавана, – видно, как сейчас она очень осторожна. Недавно состоялся там очередной саммит АЛБА, “Боливарианского альянса для народов нашей Америки”, это интеграционный социалистический блок, который в свое время придумали Уго Чавес и Фидель Кастро. Ни того, ни другого уже нет в живых, но Венесуэла и Куба по-прежнему контролируют этот процесс. И все шло к тому, что Россию должны были пригласить на этот саммит в качестве наблюдателя. Потому что в начале этого года российский посол в Венесуэле говорил, что Россия была бы заинтересована укрепить связи с АЛБА, и было бы неплохо, чтобы вообще это формализировалось. Но ничего такого не произошло. Более того, в итоговой декларации, которую приняли страны ALBA, нет упоминания войны в Украине вообще. Там лишь содержится призыв ко всем государствам руководствоваться уставом ООН и решать все проблемы только мирным путем – что, на самом деле, может быть интерпретировано и как осуждение российского вторжения.

Латиноамериканские страны используют происходящее в Украине в своих интересах

То есть позиции России на континенте остаются достаточно сильными во многих отношениях, но латиноамериканские страны используют происходящее в Украине в своих интересах и пытаются, с одной стороны, выжидать, посмотреть, чем дело закончится, а с другой стороны, стараются сбалансировать отношения с Вашингтоном. Потому что, как я уже говорил, США – это по-прежнему в регионе основной сильный игрок.

– Принимая во внимание недавние президентские выборы в Чили, в Никарагуа, в Перу, где победили однозначно не просто левые силы, а прямо, или косвенно и скрыто, симпатизирующие Москве (отчасти по наивности, отчасти по старой памяти, что называется, потому что многие политики никак не могут понять, что нынешняя Россия вовсе не Советский Союз), очень интересно, какие политические изменения могут ждать Колумбию теперь, после этих выборов? Действительно ли роль России в мире стала одним из ключевых моментов в предвыборной гонке в Колумбии?

– Да, и вообще, если бы выборы у нас прошли еще месяц назад, возможно, тема Украины звучала бы намного сильнее. Кремль, Москва, Путин присутствовали в политических дебатах здесь именно потому, что, как вы только что упомянули, Россия воспринимается многими в Латинской Америке все еще как СССР. Многие практически не имеют представления о том, что собой представляет сегодняшняя Российская Федерация, что там вообще происходит, как работает ее экономика. Многие латиноамериканцы по-прежнему видят в ней “СССР 2.0”. И именно поэтому, когда речь заходит о России, начинаются крики о “противодействии коммунизму”. Мы с вами понимаем, что никакого коммунизма-социализма сейчас в России и близко нет – но важно, как именно воспринимают РФ здесь.

Многие латиноамериканцы по-прежнему видят в России “СССР 2.0”

Когда тому же социалисту Густаво Петро задают вопрос о том, как он относится к войне в Украине, он отвечает, что осуждает действия Путина, что он за то, чтобы там все решалось мирным путем, – но, тем не менее, он все происходящее рассматривает как войну двух империалистических держав! То есть у него ортодоксальный марксистский подход, имеющий мало общего с реальностью. А правые кандидаты прямо обвиняют тех, кто поддерживает Россию, в том, что они “поддерживают коммунизм” и что они хотят возвращения идей коммунистической революции сюда, в Латинскую Америку. И добавляют, что они ни в коем случае этого не допустят.

Митинг коммунистов и социалистов, поддерживающих Густаво Петро. Богота, 29 мая 2022 года

Митинг коммунистов и социалистов, поддерживающих Густаво Петро. Богота, 29 мая 2022 года

Вот такая тут виртуальная реальность, в которой Россия присутствует в не совсем своем настоящем качестве. Как привидение СССР, которое вдруг ожило и начало всех пугать и размахивать лапами. И этот призрак используется и теми, и другими силами для того, чтобы или обеспечить поддержку своим кандидатам – или же замарать оппонента, обвинив в самом большом из возможных грехов, что он, дескать, поддерживает коммунистические идеи.

– В целом очень удивительно и интересно, что в такой далекой от Европы, от России, от Украины Колумбии все кандидаты в президенты в своих заявлениях и обсуждениях обращали внимание на российско-украинскую войну. И, как я понимаю, колумбийские средства массовой информации каждый день об этом говорят. Мы с вами беседовали уже пару раз о работе российской пропагандистской машины в Латинской Америке, в первую очередь о каналах RT Español и Sputnik Mundo. В последние месяцы и недели их работа сохранилась на прежнем уровне?

– Я думаю, что Латинская Америка остается одним из тех регионов мира, где у RT до сих пор есть возможность продолжать то, что они делали. Ограничения, которые ввели западные страны (их же выкинули с YouТube, с некоторых других платформ), на какое-то время возымели эффект. Но, тем не менее, я буквально вчера смотрел их тут специально. Можно найти все их репортажи, у них открылись какие-то “зеркальные” аккаунты везде, где можно. А в том же Facebook у них здесь по-прежнему больше 18 миллионов подписчиков-сторонников, то есть людей, которые каждый день впитывают их информацию. Эти кремлевские медиа продолжают пользоваться популярностью, особенно среди тех, кто не то чтобы на сто процентов поддерживает то, что творит Путин в Украине, но тех, которые рассматривают все это как какой-то противовес и действия, направленные против доминирующей роли США на международной арене.

Антиамериканизм, всегда использовавшийся RT, чтобы продвигать свою повестку, сейчас здесь очень сильно вновь востребован

Антиамериканизм, всегда использовавшийся RT, чтобы продвигать свою повестку, сейчас здесь очень сильно вновь востребован. И для Москвы, это заметно, это полезный фактор, чтобы находить новых сторонников – которые бы не то что оправдывали вторжение в Украину, но хотя бы принимали часть объяснений, которые официально Россия дает по поводу того, зачем она начала войну.

Хотя какие-то возможности для них сейчас уже стали недоступны. К примеру, Claro TV, основная компания, которая в Колумбии занимается кабельным телевидением, она вообще в Латинской Америке представлена почти в каждой стране, давно убрала RT Español из своей сетки и пакетов. Если раньше можно было просто включить телевизор и смотреть RT, то сейчас такой возможности нет.

Еще они получили очень сильный удар, когда Инна Афиногенова, заместитель директора RT Español, которая была суперпопулярна здесь, в Латинской Америке, прямо “русским секс-символом” ее считали, как вы знаете, открыто и публично порвала отношения со своим работодателем, сказав, что, в общем, она все эти годы “заблуждалась”, а теперь она “на стороне светлых сил”. Это сильнейше подорвало репутацию RT, потому что, не преувеличиваю, она была очень популярна здесь.

– Давайте под конец все-таки поговорим подробнее о личностях двух кандидатов в президенты Колумбии, вышедших во второй тур. Оба они, конечно, весьма колоритные персонажи, с бурной биографией и весьма радикальными взглядами. Вы знаете, я сам, признаюсь, когда их изучал, внутренне в итоге в будущем Колумбию пожалел. Что, колумбийцам предстоит выбирать в итоге между кошмаром и катастрофой?

– Вы правы, конечно, ощущение после первого тура именно такое – хрен редьки не слаще. Многие тут очень разочарованы такими результатами. Но эти самые результаты очень хорошо отражают то, что сейчас происходит в Колумбии. Здесь очень много людей, которые не готовы принять Густаво Петро, левого кандидата. За два дня до первого тура состоялись последние теледебаты, во время которых один из кандидатов, не прошедших дальше, центрист Серхио Фахардо, математик по образованию, вооружившись цифрами, доказал всем, и Петро тоже, что на всё, что тот обещает, все эти золотые горы, и равенство, и благополучие, и “ничего не делать и хорошо жить” (типичный левый популистский дискурс тут) – денег на это просто нет. Если бы все то, что обещает Густаво Петро, можно было бы претворить в жизнь, то на это бы потребовалось по крайней мере в два раза больше финансовых средств, чем в Колумбии в принципе есть. А Густаво Петро просто не нашелся, что на это ответить, – и думаю, что именно это ему стоило потери очень многих голосов во время первого тура.

А темная лошадка, которая вышла вдруг во второй тур, Родольфо Эрнандес, этакий “колумбийский Трамп”, – это человек, взявший на самом деле на вооружение методы настоящего Дональда Трампа. Он выставляет себя как человека, абсолютно не связанного с классическим колумбийским истеблишментом – и это в какой-то мере правда, потому что он особо не был замечен в каких-то таких политических игрищах. Хотя был мэром Букараманги – это в Колумбии не самый большой город, но и не самый маленький, недалеко от границы с Венесуэлой. Но и за ним также тащатся определенные обвинения, его сына обвиняют в коррупционных сделках. Забавно, но все это то же самое, что и в случае с американским Дональдом Трампом. И он не потратил на предвыборную гонку ни гроша из каких-то внешних источников, Эрнандес свою кампанию финансировал из собственных средств.

Пресловутый “эффект Трампа” здесь точно сработал

Главное – он сделал ставку на молодежь, нанял группу профессионалов, которые ему организовали всю кампанию через социальные сети, в первую очередь через ТикТок, Инстаграм и так далее. И это принесло неожиданный результат – Эрнандес сейчас тот кандидат, который может победить в итоге. Многие его противники растерялись, они не были готовы к такому, все их кампании были построены исходя из того, что Родольфо Эрнандес явный аутсайдер и никаких голосов не получит. Я думаю, что пресловутый “эффект Трампа” здесь точно сработал. Теперь избиратели – сторонники всех других правых сил, которые 29 мая голосовали за своих кандидатов, скорее всего, отдадут голоса Эрнандесу во втором туре – просто потому, что они не хотят, чтобы Густаво Петро, бывший партизан и левый популист, пришел к власти и в Колумбии неизвестно что началось бы. Если больше не случится никаких кардинальных изменений, если что-то не выползет наружу, скажем, по поводу прошлого Родольфо Эрнандеса, то, скорее всего, он станет следующим президентом Колумбии. И нам будет здесь, что называется, весело.

– В случае победы Родольфо Эрнандеса ясно, что внешняя политика Колумбии останется неизменной. А вот в случае Густаво Петро, если все-таки он станет президентом?

– Если Густаво Петро станет президентом, нет никаких сомнений, что внешняя политика Колумбии изменится кардинально. Я лично знаю людей, которые помогают ему в формировании его внешнеполитической стратегии, и абсолютно понятно, что он будет одним из тех, кто возглавит упоминавшийся уже проект “активного неприсоединения”. Первое, что он явно сделает, – восстановит дипломатические отношения с Венесуэлой и подружится с Николасом Мадуро. И скорее всего, он будет также говорить о том, что латиноамериканцам и колумбийцам нужно воспринимать Россию и Путина такими, какие они есть, что это реальность нового мира и поэтому с Москвой также требуется поддерживать хорошие отношения. В случае победы Густаво Петро, нет никаких сомнений, уйдет в прошлое сила старого союза Колумбии с США и в целом появится какой-то абсолютно новый расклад сил в Латинской Америке, особенно в том, что касается влияния внешних игроков, таких как Китай и Россия. Потому что Пекин, конечно, здесь сразу тоже получит новые возможности.